Киевская Русь: святость и жестокость


Еще в эпоху спада хазарского господства (VIII-IX вв.), на территории Киева сложилось крупное объединение славянских племен. В него входили полянское, северянское и частично древлянское княжества. Этот союз стал политическим и территориальным ядром будущей Киевской державы. 

В IX в. Киев считался самым большим торговым центром Восточной Европы – через него проходила транзитная торговля между Востоком и Западом. Начался быстрый рост площади города, значительно увеличилось количество его жителей за счет переселенцев из других областей Руси. На это время приходится окончательное становление Киева как раннефеодального города и превращение его в один из крупнейших торгово-ремесленных центров Восточной Европы.

С момента своего основания Киевская Русь столкнулась с могучими и древними государствами, которые окружали ее со всех направлений. Каждый из этих центров цивилизаций имел особое влияние на развитие политической истории Руси. У викингов с севера славяне переняли традицию военных походов, у феодальной Европы на западе – структуру власти, у Хазар на востоке – искусство торговли и ремесел, от Византии на юге – приняли крещение. Непрерывный напор степных кочевников – печенегов и половцев, вынуждал Киевскую Русь укреплять свою государственность – совершенствовать военно-административное управление. 

Так при правлении Владимира (972-1015) ликвидируется самостоятельность отдельных земель, которыми прежде управляли местные князья. Вместо них в каждой земле были посажены на княжение сыновья киевского князя. Административная реформа Владимира привела к тому, что все древнерусские княжества оказались в руках киевской правящей династии. 

Окончательное возведение христианства в ранг официальной религии объединило славянские племена в единой духовной и культурной солидарности. Начатое Владимиром было успешно продолжено при княжении его сына Ярослава Мудрого (1019-1054). В годы княжения Владимира Мономаха (1113-1125) и его сына Мстислава (1125-1132) международное положение Киевской Руси усилилось многократно. При помощи династических браков укреплялись связи Киева с другими государствами. Сам Владимир Мономах был женат на дочери англосаксонского короля Гаральда, его сын Мстислав женился на дочери шведского короля. Зятьями Мономаха были византийский император, норвежский и датский принцы, венгерский королевич.

Зарождение и существование Киевской Руси по времени совпало с периодом мирового потепления. Так называемый малый климатический оптимум VIII-XIII вв. (максимум между 1200-1250 гг.) способствовал повышенным урожаям злаковых. Таким образом, повышение температуры и увеличение вегетативного периода послужило толчком к развитию земледельческих цивилизаций. При радиоуглеродном анализе солнечной активности было обнаружено, что максимум чисел Вольфа (количество солнечных пятен) приходилось на X-XIII вв.

Теперь о колониальной политике Киевской Руси.

Политическая роль Киева начала определяться в период колонизационного движения славян на юг. С начала IX в. участились завоевательные походы русских дружин: «…погибельный своим именем и делами народ Русь» опустошил Северное Причерноморье, берега Малой Азии от Константинополя до Синопа; «русская рать» со своим князем Бравлином опустошила византийские города на южном побережье Крыма. Византийское правительство вело с киевскими князьями мирные переговоры, однако, их результаты не могли надолго удовлетворить амбиции молодого и довольно агрессивного государства.

Уже в правление Аскольда и Дира древнерусское войско осуществило свой первый поход на Царьград. Разрозненные набеги на византийские земли славяне предпринимали с древнейших времен, но этот организованный поход на столицу Византийской империи продемонстрировал возросшую экономическую и военную мощь Руси. 

На протяжении IX-X вв. Киев подчинил почти всех восточных славян: полян, словен, кривичей, древлян, радимичей, северян, вятичей, хорват, уличей, дреговичей, дулебов, тиверцев, а также неславянские племена: весь, чудь и меря. Этот насильственный союз ускорил разложение родоплеменных отношений, но он был выгоден киевской знати, поскольку покоренные племена служили источником дани, рабов и военных отрядов, необходимых для завоевательных походов, организуемых в Киеве.

Племена, которые не подчинялись князьям и отказывались платить дань - жестоко наказывались: киевские дружины и их союзники сжигали поселения, вырезали взрослое мужское население, а молодежь угоняли в рабство (смотрите в приложении "Краткую хронологию колониальных походов, междоусобных и оборонительных войн").

Огромное влияние на становление древнерусского государства оказало норманнское нашествие. Фундаментальным открытием явился дракар викингов – мореходное судно с 40-70 гребцами и прямоугольным парусом. Отличительным качеством дракара было то, что он мог с одинаковой легкостью преодолевать моря и подниматься по рекам. Вес этих судов позволял перетаскивать их волоком через водоразделы. Флотилия из 50-100 судов высаживала несколько тысяч хорошо вооруженных воинов, которые грабили поселения и уходили, как только противник собирал крупные силы. Дракар позволил норманнам разграбить большую часть Западной Европы, но, не обладая преимуществом перед конницей в тяжелых доспехах, они смогли закрепиться лишь в немногих ее областях (в Нормандии, Сицилии и Англии). На Руси сложилась иная ситуация: здесь не было рыцарской конницы, и, благодаря своим мечам и кольчугам, норманны-варяги обладали военным превосходством над местным населением. 

Примерно через три поколения норманны ассимилировались и переняли местный язык. К XI в. их ассимиляция зашла так далеко, что пришлые скандинавы воспринимались ими как чужеземцы. Причин здесь было несколько – викинги не обладали высокой культурой, которая позволила бы им создать на Руси свою форму правления. Норманны прибывали в страну славян без женщин и политических убеждений. Даже свою религию они оставили у родных берегов. По скандинавским верованиям, боги сильны только на своей территории. Викинги, причаливая к чужим берегам, снимали своих идолов с носов кораблей и прятали их в трюм. На чужбине господствовали чужие боги, и надо было молиться им и задабривать их.

После заключения мира с греками скандинавские конунги покинули Причерноморье и отправлялись на Каспий. Окончательно влияние викингов в Руси нейтрализовали их кровные враги – степные кочевники. Половцы прервали торговые пути по Днепру и Волге – питавшая русское общество работорговля прекратилась, начался новый период в истории древнерусского государства. 

Но славяне сохранили уважение к ратным подвигам викингов. Вплоть до конца ХI в. понятие «боярин» и «старший дружинник» отождествлялось на Руси с варягами. Спустя несколько столетий запорожские казаки переняли военную традицию викингов совершать морские походы к берегам Турции и Персии.

Основной целью варягов было основание баз для набегов на Константинополь по только что открытому волхово-днепровскому пути. Продвигаясь по этой дороге, они построили базы в Новгороде (Холмгарде) и в Киеве (Каенугарде), которые стали центрами варяжского владычества в земле славян. Из Киева норманы совместно со славянами совершали непрерывные набеги на Византию, по Дону и Волге – на Северный Иран. Целью набегов был захват рабов. Не гнушались варяги нападать и на славянские поселения: «…и эти люди [норманны] постоянно нападают на кораблях на славян, захватывают славян, обращают в рабов, отводят в Хазаран и Булгар и там продают» (Гардизи). На востоке действительно ценились крепкие северные рабы и особенно белокожие рабыни.

В годы перемирий норманны успешно торговали со своими врагами. Обычно в апреле из Киева в Константинополь отплывала флотилия из нескольких сот судов, везшая на продажу собранную на полюдье добычу: меха, мед и тысячи рабов – преимущественно пленных славянских девушек. С тех времен Киев и завоевал славу торгового центра. 

Посмотрим правде в лицо - Киев начинал свою историю как крупный работорговый город. На крови и страданиях рабов было заложено будущее благополучие столицы Киевской Руси. Теперь поговорим об уровне преступности в те далекие времена. 

Арабский географ Аль Джай-гани (конец IX в.) писал, что в Киеве убивают приезжих чужеземцев. Арабский путешественник Аль-Масуди в первой половине X в. записал сведения о «Русском» (Черном) море, на одном из берегов которого живут русы. Название как бы предупреждало арабских купцов об опасности, которая угрожает их караванам в Причерноморье.

В 1896 году профессор талмудической и раввинской литературы Соломон Шехтер доставил в библиотеку Кембриджского университета огромную коллекцию еврейских и еврейско-арабских манускриптов. Они хранились в древней синагоге города Фустат-Миср, великой столице средневекового Египта. Среди многочисленных пергаментов было обнаружено так называемое "Киевское письмо" первой половины X века. Текст представлял собой рекомендательное письмо хазарско-еврейской общины Киева для своего неудачливого единоверца. В письме сообщалось, что этот человек Мар Яаков бен Р. Ханукка прежде не в чем не нуждался. Но однажды его брат одолжил крупную сумму денег у иноверцев (скорее всего у славян). Но в городе на него напали разбойники, убили и отобрали все деньги. После этого кредиторы арестовали Яакова, заковали его в кандалы и целый год продержали в темнице. В конце концов еврейская община выкупила его за 60 золотых монет. Но за Яаковом остался долг в 40 монет, которые он обязался выплатить. В письме указывалось, что община отправила Яакова "по святым общинам", надеясь на их сострадание и благотворительность.

По рассказам летописцев, мы можем судить о нравах славян того времени: ратные подвиги, захват добычи и грабеж, практика удерживания заложников, жестокая кровная месть – были делом не только обычным, но и достойным. С другой стороны, проведение мирных переговоров, заключение договоров и обмен посольствами, говорят о движении славянского общества к более цивилизованным формам сосуществования. Византийский патриарх Фотий (IX в.) писал, что росы (русы) – народ подданный и дружественный Византии, но склонный к жестокости и убийствам.

Несмотря на "ошибки молодости" Киевская Русь оставила колоссальный след в истории. 

С эпохой древнерусского государства связана история не только нашей страны, но и история Европы и Азии, т.к. влияние Киевской Руси было огромным. Древнерусское государство, объединившее свыше двадцати народов, сыграло важную роль в их развитии. Киевская Русь просуществовала до 1240 г. и пала под ударами монголо-татарских полчищ.

Даже после ужасных разрушений Киев сохранил за собой статус православного центра. Этому способствовало постановление Константинопольського патриаршого собора 1354 г., которое санкционировало перенесение кафедры Русской митрополии из Киева в Владимир-на-Клязьме, но оставило за столицей номинальное значение религиозного центра «всея Руси». В 1380 г. патриарх Нил назвал Киев «соборной церковью» и «главным городом».

Выдающийся русский писатель Иаков Мних (ХI в.) в «Памяти и похвале князю Владимеру» впервые называет столицу Руси «Вторым Иерусалимом». Отсюда началось формирование в древнерусском сознании своеобразного вектора: Небесный Иерусалим (архетип) – Иерусалим (прототип) – Киев («Второй Иерусалим»). Таким образом Киев представляется земной иконой Небесного Иерусалима, богохранимым градом, несущим в себе наивысшее содержание, явленное в его святынях – киевских храмах.



http://boristen70.livejournal.com/32596.html

Комментарии

Популярные сообщения