Здесь была война


Память о первых месяцах боевых испытаний хранят бывшие штабы, корпункты и даже Софийский заповедник
22 июня этого года исполнилось 70 лет с начала самой трагической войны в истории нашего народа. Столица Украины буквально с первых минут была затронута нацистским нашествием. Территория в районе завода «Большевик», куда упали первые бомбы; крыши и окна высоких домов, откуда жители вели наблюдение за налетом и огнем зениток; новый стадион (нынешний «Олимпийский»); открытие которого так и не состоялось 22 июня, – вот лишь некоторые памятки того дня. Недаром сложили народную песню:
22 июня,
Ровно в четыре часа,
Киев бомбили,
Нам объявили,
Что началася война...

Самый длинный день в году рассек для наших земляков эпоху на «довоенную» и «военную». Немедленно были созданы структуры по мобилизации, по формированию ополчения, по подготовке бойцов. Прошли считанные недели, и над Киевом нависла непосредственная опасность. Пришлось заняться организацией обороны города, которая закончилась его оставлением 19 сентября.



Помещения для оборонных служб выбирали наспех, в самых неожиданных местах. Многие горожане проходили мимо, не подозревая, что рядом в этот момент решаются вопросы жизни и смерти. А теперь киевляне об этом подавно не помнят, и только в отдельных случаях мемориальные знаки воскрешают для нас реалии жестокого лета сорок первого года.

Улица Банковая, 11: немецкий комиссариат



Здание на Банковой, 11. Фото 1942 г.

Все знают, что в этом здании с колоннами теперь сосредоточена президентская власть. Но его облик сложился по проекту архитектора Сергея Григорьева еще перед войной, когда здесь размещался штаб Киевского особого военного округа. Командовал округом генерал-полковник Михаил Кирпонос, начальником штаба был генерал-лейтенант Максим Пуркаев. Как только началась война, на базе округа сформировали Юго-Западный фронт под командованием того же Кирпоноса. Но генерал, как оказалось, не был готов к руководству военными действиями такого масштаба. Подавленный авторитетом Сталина и утративший собственную инициативу, он дождался окружения гитлеровцами громадных масс красноармейцев. Все, что мог теперь сделать Кирпонос, – это погибнуть сам, пробиваясь из окружения... А его бывший офис немцы выбрали как помещение генерал-комиссариата генерального округа «Киев», в соответствии с «новым порядком» охватившего Киевщину и Полтавщину.

Улица Богдана Хмельницкого, 8: как Гайдара тимуровцы поймали

В этом здании действует ныне информационное агентство. А летом 1941-го на тогдашней улице Ленина, 8, находился корпункт газеты «Комсомольская правда». Сюда в разгар оборонных боев прибыл фронтовой корреспондент Аркадий Гайдар. С ним произошел занятный казус: бдительные мальчишки-тимуровцы заподозрили в неизвестном гражданине, выспрашивавшем нужный ему адрес, вражеского лазутчика, и Гайдар прибыл на корпункт буквально под конвоем начальника милиции. Но когда недоразумение выяснилось, писатель не хотел разочаровывать юных киевлян. Журналист Владимир Лясковский потом рассказывал, что Аркадий Петрович уговорил его сыграть роль конвоира с пистолетом «ТТ» перед пацанами, ожидавшими у входа в здание:

«Гайдар взвалил на крутые плечи свой рюкзак, пробитый осколком бомбы (в дороге его эшелон попал под бомбежку), нахлобучил пилотку почти на лоб, но трубку держал в зубах. Он насупил брови, состроил злую гримасу. Я повиновался Гайдару. Я еле сдерживал себя, чтобы не рассмеяться. Начальник милиции оторопел.

– Вот теперь пошли!

Гайдар не повернул головы в сторону ребят. Я, как мог, играл свою роль конвоира, шел с пистолетом в руке. Мальчишки были на седьмом небе. Каждый из них думал: какую важную птицу мы сегодня поймали!»

Улица Верховинная, 80: штаб в дачной местности



Памятная стела на ул. Верховинной, 80. Фото автора.

В дачной местности Святошино еще задолго до войны было оборудовано железобетонное сооружение для непосредственного управления войсками. В июле 1941-го пришлось испытать его в деле: здесь действовал оперативный штаб Юго-Западного фронта. Командующий фронтом Михаил Кирпонос, начальник штаба фронта Василий Тупиков, член Военного совета Михаил Бурмистренко регулярно наблюдали отсюда тактическую обстановку. Но до нашего времени бетонное сооружение не сохранилось. Лишь стела, установленная в 1974 году среди застроенных кварталов, напоминает о нем.

Улица Крещатик, 36: кинотеатр сгорел, директора – растреляли


Развалины кинотеатра «Смена» на Крещатике. Фото 1944 г.

В числе фронтовых корреспонденций, опубликованных Аркадием Гайдаром из Киева, был и очерк «Война и дети», в котором писатель призывал юных читателей, чем только можно, содействовать своей стране в борьбе с фашизмом. В Киеве летом 1941 года действовали тимуровские отряды, которые помогали семьям красноармейцев, собирали посылки для фронтовиков, участвовали в противовоздушной обороне и выполняли еще много нужного. Душой этих отрядов была заведующая кинотеатром «Смена» на Крещатике, 36, Мария Боярская, любимица местных школьников. Но здание кинотеатра сгорело во время пожара Крещатика, а саму Боярскую казнили гитлеровцы...

Театральная площадь: выставка трофейной техники

В ходе оборонных боев власти не упускали возможности предъявить жителям Киева уничтоженные образцы германской техники, – мол, не так уж и непобедимы эти нацисты.
К примеру, в Шевченковском парке лежал сбитый вражеский самолет.

А перед зданием оперного театра толпы киевлян день-деньской окружали трофейную самоходку StuG III.

Улица Артема, 24: отсюда угоняли в Германию

Когда-то это было частное владение гласного городской думы Николая Хойнацкого, который на собственном подворье выстроил здания для казарм и сдавал их в аренду городу. Его жилой дом по фронту улицы потом стал штабным помещением 129-го пехотного Бессарабского полка. Когда же в 1941-м шли бои за Киев, здесь обосновался штаб Киевского укрепленного района, которым руководили полковники Сысоев и Епифанов. В ведении штаба КИУРа были строительство оборонных рубежей, формирование воинских частей, борьба с диверсантами и т. п. А в период оккупации здесь же устроили сборный пункт для угоняемых на работы в Германию.

Улица Владимирская, 24: командование заседало в святыне

В юго-западной части Софийского подворья в XVIII веке была сооружена «хлебня» (пекарня). Впоследствии, после упразднения в 1786 году Софийского монастыря, здесь размещалась Духовная консистория – орган церковного руководства Киевской епархии. В советское время этим помещениям нашли другое применение, а летом 1941 года в бывшей Консистории обосновался штаб обороны Киева, созданный 6 июля. В его состав входили секретарь обкома партии Михаил Мишин, председатель облисполкома Трофим Костюк, председатель горисполкома Иван Шевцов, секретари горкома партии, представители военного командования. Трудно сказать, то ли военные и партийные руководители не понимали, что подвергают опасности святыню, то ли бессознательно надеялись на Божественную Премудрость...

Улица Владимирская, 36: пункт генерала Власова

Выстроенный еще до революции отель «Прага» в советское время переименовали в «Красный Киев» (ныне – филиал гостиницы «Санкт-Петербург»). Гордостью заведения был ресторан на крыше, откуда открывалась чарующая панорама Киева. Но в 1941-м здесь устроил себе подходящий командный пункт генерал Андрей Власов, который командовал 37-й армией, защищавшей Киев. Власов сыграл заметную роль в обороне города. Однако дальнейшая судьба его хорошо известна: плен и измена. Теперь о генерале Власове пишут многое и по-разному. Но, пожалуй, можно согласиться с мнением Ильи Эренбурга, которому довелось общаться с генералом: «Он знал хорошо политграмоту, восхищался Сталиным, но убеждений у него не было – было честолюбие. Он понимал, что его военная карьера кончена. Если победит Советский Союз, его посадят, в лучшем случае разжалуют. Значит, остается одно: принять предложение немцев и сделать все, чтобы победила Германия. Тогда он будет главнокомандующим или военным министром обкорнанной России под покровительством победившего Гитлера...» 


Постоянный адрес: http://mycityua.com/news/history/2011/06/22/160512.html

Комментарии

Популярные сообщения