Между рублем и гривней


На заре украинской независимости торгово-денежная сфера перенесла немало пертурбаций: вспоминаем, какими они были – все эти «купоны»


Не так давно мы рассказывали читателям «Газеты по-киевски» о нюансах денежного обращения в пору революции и гражданской войны. Но теперь уже трудно найти свидетелей тех времен, которые бы сами расплачивались российскими «керенками», украинскими «лебидь-юрчиками», «совзнаками» или деникинскими «колокольчиками». Между тем многие из нас застали другую пору стремительных общественно-политических зигзагов и резкой смены привычного уклада. Речь идет о времени распада советской империи и создания на ее руинах новых независимых республик.

Эта пора, как и смутное время 90-летней давности, нашла свое отражение в быстро меняющихся платежных средствах. Вероятно, не только у коллекционеров-бонистов, но и во многих обычных семьях по сей день можно найти случайно завалявшиеся советские рубли или купоны-«фантики». Практического применения им уже не найти: порой их используют как закладки в книгах или дают играть детям. Однако к этим полузабытым купюрам стоит присмотреться внимательнее. Они могут стать своеобразными сувенирами из путешествия в недавнее прошлое.

Хрущевское наследство

В течение трех десятилетий на одной шестой части суши имели хождение денежные купюры сравнительно небольшого размера с гербом СССР и датой «1961». Они были выпущены в ходе проведенной при Никите Хрущеве реформы с десятикратной деноминацией
Гиперинфляция продолжалась, так что в оборот поступили купоны в 200 и 500 тысяч карбованцев (с памятником Владимиру и зданием Киевской Оперы), а в 1995-м появились и миллионные купюры (с памятником Шевченко и зданием Киевского университета).

Цена этому миллиону была невелика: за него нельзя было получить и 10 долларов... Все украинские граждане оказались миллионерами

После этого покупательная способность советских денег, по крайней мере, внутри страны, оказалась не такой уж низкой.

Даже скромная копейка имела «право голоса» в торговле, поскольку за нее можно было получить коробку спичек или стакан газировки без сиропа. На десятку («червонец» или «чирик») можно было посидеть в ресторане с подругой, а сотенную банкноту не каждый мог заработать за целый месяц, – иные пенсионеры «копили» ее месяца четыре!

Рубль, трешница и пятерка считались разменными купюрами – «государственными казначейскими билетами»; начиная от десятки, денежные знаки солидно именовали «билетами Государственного банка СССР» и снабжали священным для советской идеологии профилем Ленина.

10 рублей – «чирик» – 1961 года









«Павловские» банкноты


К началу 1990-х годов перестроечная экономика реформированного СССР откровенно шла в разнос, инфляция нарастала. И на исходе существования Советского Союза власти затеяли конфискационную реформу. Ее провел министр финансов, а с января 1991 года премьер-министр СССР Валентин Павлов (будущий ГКЧПист).

Взамен самых крупных купюр в 50 и 100 рублей выпустили новые; они выглядели так же, как прежние, но их снабдили полосками орнамента – эдакими «рушничками». Эти банкноты так и остались в памяти людей как «павловские». Метод, который применил «реформатор», большинство населения восприняло как издевательство. Крупные купюры меняли на новые только в течение трех январских дней, причем не более 1000 рублей на человека (все, что сверх этого – уже до марта, через специальные комиссии).

Впрочем, от инфляции реформа не спасла. Тем более, что «подпольные миллионеры», против кого ее затевали, конечно же, знали обо всем загодя. А простым работягам пришлось пережить три «веселых» денька с нервотрепкой и стоянием в очередях.

«Павловская» сотка









Денежки с каемочкой


Вслед за «полтинниками» и «сотками» в 1991 году были обновлены и остальные купюры. Деньги новой эмиссии в основном сохранили дизайн 1961-го. Местами вводили добавочный орнамент; поменялся рисунок водяных знаков; были убраны надписи с номиналом на языках всех 15 союзных республик (некоторые из этих республик уже объявили о выходе из состава СССР).

Мелкие бумажки повысили статус: даже скромные рублики стали уже не «казначейскими билетами», а «билетами Государственного банка». И наконец, новые купюры отличались от старых боковой каемочкой. Государство, естественно, объяснило их выпуск повышенной долговечностью и прочими благими намерениями. Однако нетрудно было догадаться, что все, по сути, сводилось к вбрасыванию дополнительной денежной массы...

10 рублей – «чирик» – 1991 года









Ножницы для кассира


На фоне инфляции и сплошного дефицита попытались создать своеобразный «тормоз» против ажиотажной скупки гражданами товаров первой необходимости. Еще в конце 1990 года к официальным зарплатам стали прилагать на соответствующую сумму листы отрезных купонов разных номиналов, «сердцевину» которых составляла так называемая «карточка потребителя» со штампом учреждения.

Получая в кассе магазина чек, покупатель должен был вручить кассиру не только деньги, но и купоны. Нетрудно представить себе, насколько затянулось стояние в очередях в результате того, что бедным кассирам приходилось работать ножницами, выкраивая нужное число купонов! Каждый месяц листы выпускали другого цвета; их действие ограничивалось полугодовым сроком.

Эта затея, очевидно, должна была перебросить денежные излишки на частный рынок, высвободив дефициты в госторговле.

Но очень скоро чуть ли не на каждом углу появились ушлые деляги, продающие за умеренную плату сколько угодно купонов.

Тем более, что печатали их на скверной бумаге, нередко даже без водяных знаков...

Отрезной купон и «карточка потребителя»


















В обороте – «фантики» 


Возня с отрезными купонами продолжалась вплоть до распада СССР. К этому времени были отпечатаны купоны нового вида – многоразовые, цветные, с изображением на одной стороне почему-то Лыбеди с монумента основателям Киева, а на другой – Софийского собора. Они уже не были привязаны к «карточке потребителя», имели водяные знаки и не ограничивались сроком действия.

Поначалу их задумывали просто для облегчения магазинных расчетов на тех же началах, что и у прежних отрезных бумажек (платишь рубли – прилагаешь купоны). Однако стремительные изменения в политике и экономике возложили на эти «фантики» тех же номиналов, что и советские рубли (1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 карбованцев), несравненно более важную функцию. С начала 1992 года их сделали платежным средством, невзирая на то, что эти якобы деньги (на них всех стояло слово «купон») не имели даже номеров, а после нескольких десятков сгибов разваливались пополам...

Несколько месяцев купонокарбованцы обращались у нас параллельно с рублями, а затем остались единственной «национальной валютой» (впрочем, в теневом обороте в это время уже прочно обосновались американские доллары и дойчмарки).

Сто купонокарбованцев первого выпуска








Обновленная купонная сотка









Страна нищих миллионеров


На первых порах купонокарбованцы хоть чего-то да стоили. Однако результатом спада производства и бурной эмиссии стала гиперинфляция 90-х годов. Она превратила «фантики» буквально в мусор, несмотря даже на «усовершенствованную» эмиссию с номерами и полным изображением статуи с Кием и его родней. Номиналы купюр росли, как на дрожжах. Появились бумажки тысячные... двухтысячные... пятитысячные...

Потом купонокарбованцы увеличились в размере, на них изобразили памятник князю Владимиру и здание Нацбанка на Институтской. Так выглядели бумажки в 10, 20, 50 и 100 тысяч. Но и это не стало пределом! Гиперинфляция продолжалась, так что в оборот поступили купоны в 200 и 500 тысяч карбованцев (с памятником Владимиру и зданием Киевской Оперы), а в 1995-м появились и миллионные купюры (с памятником Шевченко и зданием Киевского университета).

Цена этому миллиону была невелика: за него нельзя было получить и 10 долларов... Однако к тому времени, как все украинские граждане оказались миллионерами, из руин экономики, наконец, стала прорастать некая стабильность. Появились предпосылки для долгожданного введения мало-мальски основательной валюты – гривни. И в сентябре 1996 года, как все знают, это историческое событие свершилось. Причем со всех ценников списали сразу пять нулей! До этого единовременной деноминации в 100000 раз наша история, пожалуй, и не знала.

5 тысяч купонокарбованцев









50 тысяч купонокарбованцев








500 тысяч купонокарбованцев









Украинский миллион









Кстати

В сберкассу с «кирпичами»


Самые мелкие купонокарбованцы были официально отменены и изъяты из оборота на гребне гиперинфляции, в 1994-м. А, к примеру, обновленные сотки, уже напрочь обесцененные, формально имели хождение вплоть до появления гривни. Автору этих строк какой-то плательщик в то время всучил 200 тысяч купонов этими самыми сотками – два перевязанных веревочкой «кирпича», каждый из десяти пачек по сто бумажек. Я не стал горевать и тут же отнес их в уплату за коммунальные услуги. Выложил в окошке сберкассы и нагло спросил: «Пересчитывать будете?»

Газета по-киевски

Комментарии

Популярные сообщения